julia_warrior

Categories:

Мой ответ пролайферам

Предложение детского омбудсмена Анны Кузнецовой ограничить продажи в аптеках «абортируемых препаратов» и урезать финансирование лечебных учреждений, которые занимаются проведением абортов, вызвало бурные дискуссии в сети. Большинство женщин не поддержали высокоморальный порыв попадьи и сочли это нарушением прав женщин и репродуктивным рабством. Но вместе с тем активировались и такие группы лиц как пролайферы (противники абортов), яжматери и обыкновенные моралисты. По их мнению, «аборты зло и их нужно запрещать законодательно» (пунктуация сохранена), а инициатива Кузнецовой стала новым лучиком надежды для граждан с подобными убеждениями. 

Сегодня я предлагаю поговорить на эту болезненную для многих тему и дать развернутый ответ всем пролайферам и моралистам. 

Аборт – не убийство

С чего начнем? А начнем с самого главного. Основное, на что упирают пролайферы и моралисты - якобы аборт не что иное как убийство еще не родившегося ребенка. К убийству приравнивают и аборты на самых ранних стадиях, и экстренную контрацепцию, а порой и саму контрацепцию как таковую. Мол, и эмбрион, и оплодотворенная яйцеклетка – все это все равно что ребенок и убивать их безбожно. 

Во-первых, с юридической точки зрения аборт не может являться убийством так как отсутствует объект преступления – жизнь человека. В российском праве считается, что жизнь человека начинается с момента начала физиологических родов, хотя здесь мнения теоретиков расходятся – кто-то предлагает начинать отсчет с момента начала схваток, кто-то – с первого вздоха уже родившегося ребенка. Но никогда оплодотворённая яйцеклетка не приравнивалась к человеческой жизни в правовом аспекте, как на том настаивают пролайферы.

Во-вторых, если же обратиться к физиологии, то здесь у ученых есть четкий ответ: эмбрион не может испытывать боль вплоть до срока в 24 недели и не может существовать отдельно от матери. Эмбрион не может чувствовать, думать, самостоятельно дышать и даже питаться, то есть не является отдельным индивидуумом и существует на правах «паразита» в теле матери.

«Развитие эмбриона полностью соответствует биологическому определению «паразита», особенно если беременность вызывает серьезные нарушения в организме женщины, как и паразит вызывает нарушения в организме хозяина» 

- Джойс Артур «Определение личности: является ли эмбрион человеком?»

Моё тело – моё дело

Запрет на аборты или контрацепцию является прямым нарушением права женщины на телесную неприкосновенность. С точки зрения и морали, и права каждая женщина является полноправным индивидуумом и только она вправе распоряжаться своим телом, т.е. решать беременеть ей или нет, рожать или не рожать. К тому же давайте не будем забывать, что дети берутся не из воздуха и не из цветов, беременность – сложный процесс, серьезно влияющий на здоровье женщины, а роды наносят огромный урон организму и могут закончиться летальным исходом. И никто не может принуждать женщину проходить через эти муки, ставя интересы эмбриона выше интересов личности.

Не только от любви

Еще один распространенный аргумент пролайферов – надо думать, прежде чем беременеть. А уж если «залетела», то уже обязана родить. Однако при этом дорогие моралисты забывают о том. что далеко не всегда зачатие происходит с согласия женщины или во время акта любви – обстоятельства бывают самые разные. К примеру, не только девушки могут напротыкать презерватив – одержимых идеей потомства мужчин тоже хватает. Никто не исключал и такой трагический сценарий как беременность после изнасилования. Девушка получает моральную и физическую травму, а потом еще и оказывается кому-то «должна». Должна дополнительно жертвовать своим здоровьем, телом, фигурой, временем, и получать лишнее напоминание о произошедшем, хотя сама ровным счетом ни в чем не виновата. Но из-за личных убеждений неких моралистов почему-то обязана страдать. Лишать женщину права выбора в подобной ситуации – вот действительно аморальный поступок.

Обратный эффект

Наивно было бы полагать, что криминализация или санкционирование абортов улучшит демографическую ситуацию в стране и полностью исключит эту процедуру из жизни женщин. Напротив, резко возрастет количество подпольных и домашних абортов чреватых различного рода осложнениями вплоть до летального исхода. Опыт у нашей страны уже есть: когда в 1936 году в СССР запретили аборты, женская смертность резко выросла. Способы, которыми пытались самостоятельно прервать беременность, ужасали: проволока, спицы, гусиные перья, горячие ванны, химия.

Увеличилось и количество отказов от младенцев: многим женщинам было просто не под силу прокормить еще один рот.

Впрочем, некоторые женщины видели и иное решение проблемы: убийство новорожденного. «Благодаря» запрету в конце 30-х годов детоубийства составляли до 25% от общего количества совершенных по стране убийств – своеобразный антирекорд. Это отличный ответ пролайферам и наглядная иллюстрация того, как запрет абортов привел к росту убийств уже родившихся детей.

Кстати, ожидаемого эффекта в виде роста населения запрет абортов тогда не дал: уже в 1939 рождаемость снова сократилась, а в 1940 стала ниже чем до момента введения запрета.

Прекрасно демонстрирует неэффективность запрета абортов и ситуация в современной Польше: там запрет на эту процедуру привел к огромному количеству подпольных абортов и развитию «абортивного туризма». И что любопытно, если в 1992 году (до введения запрета) в Польше родилось 515 214 младенцев, то в 2000 году - уже 378 348, то есть нужного эффекта запрет абортов снова не дал. 

Двойные стандарты

Крича о морали и правах, пролайферы исповедуют двойные стандарты. Так, например, ратуя за запрет абортов, они не поддерживают идею сексуального просвещения молодежи, которая бы значительно снизила количество нежелательных беременностей. Впрочем, такая позиция свойственна не только пролайферам, но и к примеру, г-ну Милонову – депутату Госдумы, считающему, что аборты также недопустимы, как и познания подростков о том, откуда берутся дети. 

Не меньше удивляет и отношение моралистов к женщине. Крича о правах и интересах яйцеклетки, они благополучно забывают о правах и интересах женщины, которая должна будет вынашивать ребенка, рожать, кормить, воспитывать, то есть по сути тратить на него львиную долю жизни и здоровья. Однако это как бы не в счет. Отчего-то одни в глазах современных моралистов заслуживают защиты, а другие – не более чем машины для воспроизведения поголовья. Можно ли после этого считать пролайферов и им подобных действительно высокоморальными людьми? Едва ли.

А как вы считаете: можно ли запрещать аборты? 

Данный пост не является призывом к противоправным действиям или попыткой оскорбления личности. Статья носит исключительно ознакомительный характер и является выражением частного мнения.

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic